Цитаты
Когда я пьян, меня трудно удержать в рамках дружбы...


Если б Ньютон упал с яблони, то, зашибившись, навряд ли б изобрел земное тяготение.


Всё может в какой-то момент оказаться источником силы – и страсть, и ярость, и даже страх, но только не вина.

Макс Фрай. Дар Шаванахолы


Штукатуры говорили про десятника и про какого-то Федота Васильева, я не понимал, и мною мало-помалу овладела тоска, – тоска физическая, когда чувствуешь свои руки, ноги и все свое большое тело и не знаешь, что делать с ними, куда деваться.

Антон Павлович Чехов. Моя жизнь (Рассказ провинциа


Человек просто не может страдать дольше, чем он может страдать: исчерпав свои возможности, мы вольно или невольно переключаемся на другие дела, и это – величайшее из благ!

Макс Фрай. Чужак


Одному из моих друзей пришла в голову забавная и печальная идея: по мере того как ту или иную книгу читают люди, неспособные её понять, книга постепенно утрачивает смысл. Со временем, когда количество некомпетентных читателей достигает некоей критической отметки, книга окончательно лишается каких бы то ни было глубинных смыслов («прасмыслов», «гиперсмыслов» – называйте как угодно) и становится обычным текстом, упорядоченным набором слов, фраз и логических конструкций. Таким образом, можно говорить о феномене «оскопления» сакральных текстов в процессе длительного использования.

Макс Фрай. Книга для таких, как я


– Зачем заботиться о том, кто ничего не дает взамен?
– Рефлексия. Когда я смотрю на Оди, я вижу не синтетика, а все те годы, что он нам с женой помогал. Он хранит те воспоминания, что я позабыл. Он не может любить меня, но я вижу, как в нем отражаются все годы любви.

забота


Когда, не подумав, идешь на неоправданный риск, можешь угробить не только сегодняшнего себя, но и того человека, у которого появились бы неплохие шансы справиться с непосильной пока задачей – когда-нибудь, например, через год.

Макс Фрай. Мертвый ноль


Нет чувства болеее дурацкого, чем надежда: оно лишает нас не только воли, но и способности соображать.

Макс Фрай. Жалобная книга


Париж в ту пору казался мне волшебным городом, все жители которого имеют неограниченный доступ к неиссякающему источнику подтаявшего мороженного – это вам не дурацкие кисельные берега.

Макс Фрай. Кофейная книга