Анекдоты

— Простите, но там в мое харчо ссыт какой-то мужик!
— Это повар Вахтанг. Учтите, его позиция не отражает позицию всего персонала нашего кафе!


В принципе, вся эта заварушка купируется за шесть секунд шестью словами: Путин появляется перед камерами и говорит: “Да, мы помогли Трампу стать президентом.” — и уходит. Все, никого больше не будет волновать ни Сирия, ни химатаки, ни Скрипали, ни все остальное. Особенно, Трампа: ему станет совсем не до этого.


— Им только грузинского вина не хватало!
— Кому это, им?
— Ну, этим, которые хамон с пармезаном всухомятку уничтожают.


— Девушка, девушка! Скажи телефон, я запомню!
— Ну запоминай, математик: восемьдесят девять миллиардов сто двадцать семь миллионов семьсот девяносто четыре тысячи сто пятьдесят три.


Коммуналка — советская школа мизантропии.


Однажды король Англии, гуляя по заснеженному двору своего замка, увидел на снегу надпись, сделанную мочой: “Король — дурак”. Разъяренный король приказывает сделать срочный анализ снега и выяснить, кто дерзнул написать такое. Через час ему доложили, что преступление совершил герцог Ноттердамский.
— Герцога повесить! — приказал король. И добавил, немного подумав: — Королеву тоже.
— Ваше Величество! При чем тут королева?
— Я узнал ее почерк.


Мадонна пострадала от российского пиратского рынка, так как на Горбушке уже продается на DVD запись ее концерта, который будет в Москве в сентябре.


Перед дверью дома сидит маленький мальчик. К нему подходит какой-то человек и спрашивает:
— Папа дома?
— Да.
Мужчина звонит, но никто не открывает. Тогда он зло говорит мальчику:
— Ты говоришь, что отец дома, тогда почему никто не открывает?
— Не знаю. Мы тут не живём.


А все таки не дает покоя вопрос. Как эти священнослужители умудряются поститься так, чтобы потом ряса не налазила на живот?


Из выступления министра обороны одного государства:
— Иран действительно хочет войны. Вы только посмотрите, как близко они расположили свою страну к нашим военным базам…


В Политбюро решают, как поступить со снятым Хрущевым.
— Я предлагаю подыскать ему тяжелую работу.
— А я предлагаю дать ему еврейский паспорт — пусть устраивается на работу сам!


Если петух клюет у тебя с руки, вовсе не значит, что он не клюнет тебя в зад.


—Спасибо Единой России за наше счастливое детство!
— Когда у тебя было детство, Единой России ещё не было.
— Вот за это и спасибо!