Анекдоты
Совесть — она такая… Она мучает не тех, кого должна мучить, а тех, у кого она есть.


Два врача беседуют:
— Коллега, как там самочувствие моего бывшего пациента?
— Сожалею, но он умер…
— Будет знать, как обращаться к другому врачу!


Одна пенсионерка говорит второй:
— Похоже, я гипнотизёр или даже экстрасенс!
— Чего ты так решила?
— Да вот стоит мне зайти в автобус и посмотреть на сидящего юношу, как он тут же засыпает!


XX век:
— Бабушка, а правда, что ты живешь прямо у стадиона?
— Да, да, да-да-да, дададада-дада!!!
XXI век:
— Бабушка, а правда, что у твоих соседей незапароленный вай-фай?
— Гы, внучок! Лол!


Разговариваешь сам с собой — шизофреник. Разговариваешь сам с собой в Твиттере — микроблогер.


Только в России слово «патриот» пишут латиницей.


Китайские мудрецы утверждают: на спине спят святые, на животе — грешницы, на правом боку — царицы, на левом — мудрые женщины… Ворочаюсь уже неделю — не могу определиться.


Я вообще люблю людей. Как жаль, что с 1861 года их нельзя дарить.


Уважаемые пассажиры! Наш самолёт ТУ–134 садится. У кого есть зарядка от ТУ–134, просьба пройти в кабину пилота.


Это длинный анекдот, будьте осторожны!

Звонит телефон:
— Алло, это синьор Род? Это Эрнесто, домоуправляющий вашей загородной резиденции.
— Да, Эрнесто, это я. Что-нибудь случилось?
— Я просто хотел вам сказать, что ваш попугай… Он умер.
— Как умер? Мой попугай? Призёр международных соревнований?
— Да, синьор.
— Чёрт, я на него угрохал уйму денег. От чего он умер?
— Он съел тухлятины, синьор Род.
— Тухлятины? Кто его накормил тухлятиной?
— Никто, синьор. Он сам поклевал немного мяса с дохлой лошади.
— Какой лошади?
— Вашего арабского скакуна, синьор Род.
— Как, мой жеребец тоже мёртв?
— Да, синьор. Он тащил телегу с водой и не выдержал.
— Ты что, с ума сошёл? Какая телега с водой?
— Которой мы тушили пожар, синьор.
— Господи, пожар?
— Да, синьор, в вашем доме. Занавеска загорелась от свечи.
— Ты хочешь сказать, что моя усадьба сгорела от одной свечки?
— Да, синьор.
— Зачем ты зажёг свечку, Эрнесто?
— Для похорон, синьор.
— Каких похорон?
— Ваша жена, синьор. Она пришла поздно ночью, я подумал, что это воры, и ударил её вашей новой клюшкой для гольфа.
Наступило долгое молчание.
— Эрнесто, если ты сломал мою клюшку для гольфа, тебе крышка.


Вчера из-за брошенного в Москву-реку окурка сгорело 7 тысяч кубометров воды.


—Мама, какую рубашку я сегодня надеваю? — С коротким рукавом, а что? — Чтобы знать, до куда руки мыть!


В Прощёное воскресенье позвонил в банк… Кредит не простили.


Михаил Булгаков вообще-то был врачом, хотя прославился как писатель. Вот что случается, когда у врача разборчивый почерк.