Анекдоты

По рапорту сержанта одного из солдат увольняли из армии.
— Ты, я думаю, ненавидишь меня лютой ненавистью, Робертс? — с иронией спросил сержант солдата. — И наверное, уже решил, что дождешься моей смерти, чтобы… плюнуть мне на могилу.
— Вы ошибаетесь, сержант, — ответил рядовой. — После того как я сброшу военную форму, я не собираюсь вставать в очередь, которая образуется у вашей могилы.


Вас ждет самое большое разочарование в браке, если вы женились, потому что хотели заниматься сексом каждый день.


Я понимаю, что птицы зимой улетают на юг. Я не понимаю, зачем они возвращаются.


Судья:
— Тишина!!! А ну-ка все заткнулись! А кто ещё раз скажет: «Долой судью!» — покинет зал суда!
— Долой судью!
— Обвиняемый, к вам это не относится…


По причине схода с небес «Прогресса» и в целях повышения квалификации попов при освящении ими космических кораблей, в духовной академии образовали кафедру «Космические системы и ракетостроение».


Сидят двое нищих. Перед каждым из них шляпа и картонка с надписью. У одного: «Подайте бедному еврею», у второго: «Подайте бедному арабу». Шляпа первого пуста, а у второго уже куча денег. Прохожий подходит к еврею, кидает рубль и говорит:
— Слушай, ты бы надпись сменил, а то так и останешься голодным.
Когда прохожий ушёл, еврей поворачивается к соседу:
— Ты это слышал, Изя? Этот гой таки будет учить нас коммерции!


Возле школы стоит мальчишка и громко плачет. Прохожий сочувствует:
— Что случилось? Почему такие слезы?
— Из-за проклятого ревматизма.
— Бедный! Такой маленький, а уже ревматик.
— Нет, я просто в диктанте написал “ривмотизм”.


Хочешь мира — готовься к войне. Хочешь мира во всем мире — готовься к мировой войне.


Если у блондинки горят глаза, значит тараканы в ее голове что-то празднуют.


Модно: дырявые майки, дырявые джинсы. Когда же придет мода на дырявые носки?!


Из сочинения: Наташа была истинно русской натурой, очень любила природу и часто ходила на двор.


Правительство пока окончательно не определилось, привязать ли годы выхода на пенсию к курсу рубля к доллару.


— Я — единственная и неповторимая, — говорит одна блондинка другой.
— Да ты что?
— Да, так мой психиатр говорит. Таких тяжелых случаев в его практике еще не было.